Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


Не обольщайтесь, это файлохранилище. А наверху полотно знаменитого Саврасого Художника "Коты прилетели".

Иногда мне кажется, что шило в заднице и является их внутренним стержнем. А иногда я в этом просто уверен...
Тиен
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:03 

Шила в жопе не утаишь.
Может, эта земля и отличалась небывалой красотой, особенной, гордой и дикой, но Свен фон Хольштин мог думать только о собачьем холоде.
Серьёзно - в голове его вертелись обрывки старинных песен и современных стихов, воспевающих Полуденное побережье, однако живого отклика в сердце не рождали, скорее угнетали и бесили, подобно издёвке, на которую пропущен момент ответить. Свен еле сдерживался в ненависти к "вотчине" своего наставника и знал, что вот-вот скажет об этом вслух.
Конечно, ему не хотелось бы уронить достоинство, проболтавшись в запальчивости. На нём лежала слишком большая ответственность, чтоб ребячиться - это не нравится, того не хочу и не буду, идите в задницу и так далее. Он мог отказаться от поездки - тоже выставив себя капризным неженкой, но всё-таки с меньшим ущербом для своей чести. Увы, тогда он не нашёл предлога, да и сподвиг наставника на длинное путешествие сам, когда рассказал о холодной Шервети.
Но кто ж загадывал, насколько в Шервецкой слободке на самом деле холодно!
Они выехали из Медянки двадцатого октября - впритык. Проведя в седле весь день, остановились на несколько часов в Крылице и выдвинулись затемно. Поздним утром, минуя Озарень через предместья, прибыли в портовое городище, откуда в четыре пополудни отчалили на узконосой лодке, свирепой как волчица. По свободной воде они повернули к северу, мягкий ветер родных морей надул полосатые паруса и понёс лодку, как пёрышко, но с каждым днём пути всё чаще попадались на глаза плывущие вдали плитки льда, белые и блестящие. Капитан поглядывал на них хмуро, как на старых недругов, и бурчал в усы:
- Ишь, сахарок понесло...
Цукке посмеивался, зубы его сверкали острее льда.
Да, у Свена теперь был собственный демон-наставник, Цукке Шервень. И не будь Цукке Шервень демоном - не случилось бы этой беспокойной, торопливой дороги в пасть вечной стуже.
Так вышло, что Свен фон Хольштин, средний сын скудеющего рода, славного в прошлом, опечатал своей дворянской кровью случайно призванного демона. Свену тогда было пятнадцать лет. Вот уже и шестнадцать стукнуло, а он всё не мог до конца свыкнуться с договором, тем более что договор доставлял множество пакостей, мелких и крупных - вроде нынешнего путешествия.
"Ну кто тянул меня за язык... - посетовал про себя Свен, услышав грохот сходней. - Слава Возничему, тут хоть причал есть."
Высадилась почти вся команда, кроме вахтенных. Людей достала широкая пляска палубного настила под ногами, теснота и густой запах полынного дыма в кубрике: жилые закутки проветривались редко, чтоб не упускать драгоценное тепло, а для защиты от затхлости и гнили в печурках постоянно жгли сухие пучки трав... Свен, соскочив на припорошенный плотный лёд, вдохнул так жадно, что закружилась голова и холодом обожгло горло. Корабельщики вытащили на берег инструменты и походную кузню, понесли части оснастки, нуждающиеся в мелком ремонте, а Свен, Цукке и Най, рослый слуга Шервеня, завернулись в шубы и пошли стылой тропкой по взгорью, к каменной усадьбе с двумя башенками.
В большом доме не светилось ни одно из узких окошек. Он издали казался брошенным, и только в двух шагах от ворот - бревенчатых, крепких, надёжно закрытых, - они увидели через зёв балкона в центральном строении отсвет огня. Цукке постучал медным молотком, звенящим от мороза. Минуты ожидания тянулись долго, как часы, и чуть не пропала у Свена надежда, что кто-то отзовётся...
Но заскрипели по снежку лёгкие шаги, и один створ тяжело поехал на гостей. Они попятились.
В щель выглянула девушка в волчьей парке, с быстрыми прозрачно-синими глазами. Из-под капюшона выбивалась белая, как молоко, прядь, а лицо было лишь чуточку светлее, чем у Цукке.
- Мир этому дома, милая, - сказал Цукке. - Мы к твоей госпоже.
Девушка поклонилась без слов и раскрыла ворота немножко шире. Шервень просочился, как ласка, свободно вошёл и худой Свен, а огромному Наю пришлось протискивать плечи.
Подворье располагалось широко, но к дому вела каменная галерея, начинаясь всего в нескольких шагах от ворот. Внутри галереи тянулись скамьи, застланные шкурами, стойки для оружия и щитов, высилось круглое устье колодца... Стужа царила и здесь, но всё-таки пространство между низким потолком и широко разнесёнными стенами, укрытое от ветра, оказалось гостеприимнее открытого места.
Внутри дома, в нижнем ярусе, по обычаю побережья находился круглый зал общей трапезной. Сейчас он выглядел совсем необжитым, длинные столы стояли у стен, и скамьи за ненадобностью были сдвинуты под столешницы - однако размеры зала и количество возможных мест подсказывали, сколько здесь могло собраться воинов. Лишнего местные жители не строили, так что можно было понять, какой сильной бывала в прошлом Шерветь.
В верхней горнице, куда поднялись по взвитой вдоль стены лестничке, путники наконец нашли хозяйку.
Пожилая женщина сидела у пылающего очага в тяжёлом кресле с прямой спинкой. Ноги её опирались на резную скамеечку из инкрустированного дерева, колени прикрывало одеяло из шкур. Платье было щедро вышито каменными бусинами и бисером, брошенная на грудь из-под вдовьей шали коса светилась настоящей сединой, снежной и серебряной. Темнокожее лицо казалось вырезанным из грубой коры, и украшение на лбу, гранёная капля изумруда, сверкало как звезда в ночном небе. Осанка женщины хранила горделивую строгость - от великолепия её рода остались лишь воспоминания, но воспоминания крепкие.
Приблизившись, гости увидели, что прикрытые глаза госпожи лишены цвета и ясного блеска - знатная женщина была слепа.
При их появлении от кресла посторонилась ещё одна девушка с кубком на небольшом подносе.Цукке учтиво кивнул и ей.
- Кто здесь? - медленным спокойным голосом спросила госпожа, повернув голову так, будто видела пришедших. - Ты ли, хозяин воды? Ты пришёл оставить старую бедную Нанв по эту сторону полуночи?
Свен нахмурился - язычество этой дамы было таким откровенным, почти непристойным.
Но что оно демону?
Цукке подошёл к креслу и опустился на колени.
- Я, сестра, - взяв женщину за руки, он положил её ладони к себе на лицо. - Сегодня не та полночь, которая преградит тебе дорогу. Я пришёл возглавить твой дом. Я Цукке Шервень, сестра Нанв, и позволь звать тебя так впредь.
- Ты так юн, хозяин воды... - проговорила Нанв, трогая щёки, брови и рот Цукке. - Так своенравен... Не будет ли беды этому двору от твоих милостей? Пока бьётся моё усталое сердце, я должна защищать этот очаг, даже от тебя.
- Я клянусь беречь твой дом, сестра, - негромко пообещал Цукке. - Я пришёл как родич и принёс сердце в помощь твоему.
- Да будет так... - улыбнулась сухими коричневыми губами хозяйка. - Видно, до пограничной полуночи Шервети следовать под крылом морского демона...
"Что ж, она хотя бы понимает, кто это..." - поджал губы Свен.
Нанв качнула головой в его сторону, будто услышала мысли, - с той же мягкой и жёсткой одновременно улыбкой.

08:28 

Привет, МТ!

Шила в жопе не утаишь.
- ...И тогда вместо нас станут говорить наши ружья, - сказал один.
- Тогда вместо нас станут говорить наши гули, - сказал другой, выталкивая вперёд третьего.
- Ёпвашумать, пафосные недоноски! - сказал третий.

15:26 

Тщет я совсем не понимаю, что происходит с моим уютненьким...

Шила в жопе не утаишь.
Кто-то приходит, кто-то уходит... Список читателей то худеет, то пополняется... Так и должно быть в непрерывном течении жизни?.. Собственно, Шему совершенно некуда было торопиться.
Шем даже не рождался в том смысле, в каком рождаются млекопитающие. Может, это было отчасти похоже на вылупление из яйца, он задумывался потом... У него было много времени на раздумья. Наверное, он с таким же удовольствием тратил бы досуг на узнавание или упражнения, но с первых недель жизни ему в этом никто не потакал. Люди помогли Шему "вылупиться из яйца", люди учили Шема, но тепла к ним не было, и не было у них тепла к таким, как Шем... Змеиное родство, холодное. Впрочем, вскоре он узнал, что и родства нет, а что есть - называется морфологическим сходством. Люди были влиятельнее и могущественнее Шема, свободнее в разных поступках, и люди могли отослать его, чтоб не докучал. Люди уставали. Им требовался сон. Шему - нет.
Ещё до того, как он отделался от удивления на этот счёт, у него сменилось несколько "господ" - сначала очень волевой человек, из-за болезни почти неподвижный и беспомощный, но гордый и властный даже так, потом его племянник, жена племянника, новый муж вдовы племянника... Время старило и изводило их, в конце концов они успокаивались насовсем. А Шем не обзавёлся ни одним седым волосом, и даже тонкие кисточки морщин у его глаз были от прищура, не от возраста. Срок жизни Шема не ограничивался "физиологическим износом".
Итак, Шем решительно никуда не торопился.

15:03 

Арэ, Арэ..!

Шила в жопе не утаишь.
Идёт Кисарь по пустыне, еле ноги переставляет. Споткнулся в конце концов, рухнул на колени и взмолился:
- Барлар кут'такем харараям Лунаоке Божэ пашли Киакесайарэ промочить горло!
И тут с неба упало весло.
Кисарь схватил его довольный и давай копать. Выкопал кувшин сладке шарба, напился. С небес голос:
- ~Арэ, весло назад дай!
Кисарь подбросил весло, оно исчезло в небе. Идёт Кисарь дальше. Проголодался.
- Лунаоке Божэ пашли Киакесайарэ пажрат!
С неба падет весло.
Кисарь хватает его и копает. Выкопал толстэ ящерица, зохавал. С небес голос:
- ~Арэ, весло назад дай!
Кисарь подбросил весло, оно опять вознеслось. Идёт по пустыне дальше, мурлычет себе под нос:
- Лунаоке Божэ пашли Киакесайарэ паебаца!
И тут с неба снова падает весло! Кисарь копает-копает, копает-копает...
- Уф, заебался!
- ~Арэ, весло назад дай!

06:38 

Шила в жопе не утаишь.
Ем блины из микроволновки и вдруг... понимаю, что меня торкнуло. Нехорошо брать чужие блины с грибами, тем более и грибы чужие. Увидел вот любимые тапки оборотня...

05:57 

Шила в жопе не утаишь.
14:30 

Шила в жопе не утаишь.
Сподобился-таки проглядеть, как Алукард отравился Шрёдингером. Кошку жалко.

04:03 

Я понял - они близнецы.

Шила в жопе не утаишь.
Найбаал: Брат!
Фламенко: Ты разрываешь мне сердце!.. Обмануил, мне и так горько жить с этим - ты больше не брат мне, ты демон! Ты пьёшь кровь! Я... Я должен тебя убить.
Найбаал: о____О Нифига не должен!
Фламенко: *взгляд, полный кроткой печали, безмерной любви и столь же безмерной муки... направляющий жест - Скорпион поднимает рогатую корону и копит ослепительный белый заряд между зубцов*
Найбаал: Ох ёптваюмать! *разворачивается, припадает на низкий старт и рвёт когти*

17:10 

Шила в жопе не утаишь.
Борза Великовратная. Нормальная столица. Основал Хоган Борзый - построил терем, нагнал войск и блядей, учинил пиры, поединки, кузню и шорню. Нормально.

UPD Переименовал-таки. В Борзову.

13:10 

Шила в жопе не утаишь.
Я придумал говномагию Ф.Ф Рисуешь руны говном, от этого происходят чудеса и деморализуются враги!

00:52 

Шила в жопе не утаишь.
Камчатский шмель - это нечто. Температура шесть градусов, ночью четыре. Цветы - какие блять цветы в середине мая? Ф.Ф А шмель летает, гудит, жрать хочет Ф.Ф

12:41 

Шила в жопе не утаишь.
13:00 

Вирран что ли...

Шила в жопе не утаишь.
Зрелый мир, чтущий свои законы.
ГЕОГРАФИЯ

Суша Виррана - множество крупных и мелких гористых островов, собранных в протяжённые архипелаги. Единственный материк, состоящий почти целиком из ступенчатых плато, с редкими низменностями - Тэватумоке, "Пояс Тэвы". Он лежит в северном полушарии и почти правильно укладывается в сетку параллелей, лишь средней частью "прогибаясь" к экватору. Южнее Тэватумоке, за Проточным морем разбросаны острова, замечательно большие и высокие - Атланты зовут их комплекс Подковой, Вирра Челюстью, за форму незамкнутого кольца. По мере приближения к Южному полюсу крошево этих островов становится всё мельче и ниже, сходя на нет. С обратной стороны планеты сколько-нибудь значительных поднятий суши над водой нет, зато на обширной площади от экватора на юг вздыблено морское дно - эта область называется Щекой, плещущее над ней Мелкое Море хорошо прогревается солнцем и служит местом обитания для разнообразных и причудливых солоноводных организмов. Полюса Виррана покрыты шапками льда, от которых откалываются колоссальные айсберги. В северном приполярье плавучие льды сильно затрудняют навигацию, но в южном тёплые течения, рождённые условиями Щеки и Мелкого Моря, быстро растапливают их, не подпуская к основным океанским путям.
Материк Тэватумоке, мягко говоря, своеобразен. По всей его длине, отрезая северную треть, тянется Гребень - наивысший хребет Виррана. Обращённая к экватору сторона Гребня более пологая, с поясом лугов и лесов. Бирюзовые как небо ледниковые озёра дают начало грохочущим рекам Тэватумоке, сытый солнцем и водой край процветает. Полярная же стороны Гребня - безжизненные, скованные прессованным снегом скалы, сполна принимающие на себя ярость Севера. Здесь горы почти отвесные, опасные, расколотые ущельями - между первыми мшелыми уступами и Густым Морем, большую часть года похожим на снежную кашу, тянется узкая полоса холмистых тундр. К побережью жмутся деревни промысловиков, разделённые несколькими днями пути по кромке узких, далеко вдающихся в берег бухт. Вот кому оно вообще надо, жить в такой дыре?

ФЛОРА И ФАУНА

Весьма похожа на земную.
Отличие в том, что Вирран отнюдь не изобилует равнинами, так что и "равнинных" видов тут нет. По-настоящему крупные животные обитают в морях: киты, гигантские рыбы и моллюски. На берегах и на суше вообще крупнейшими можно назвать моржей и некоторых других ластоногих, горных медведей и "пардов" - представителей кошачьих. В уступчатых скалах, недоступных человеку, гнездятся исполинские орлы и... крылатые ящеры. Кормятся они рыбой, дикими баранами и косулями, смотря как далеко не поленятся лететь за добычей. В экваториальных районах ящеров, конечно, поболее - не только крылатых, но и вообще рептилий: черепах, крокодилов, прытких варанов и гадюк. Всё это разнообразие Вирра любят, потому что умеют готовить.
Растительность Виррана не удивит гостя с Земли - бедная в тундре, цветастая в тропиках, хвойная на прохладной высоте Гребня. Единственное, мимо чего не пройти, не уронив челюсть - разлапистые рогатые кристаллиты. То ли занесены они в Вирран из каких-то ещё более неведомых миров, где живые существа - минералы, то ли здесь выщелкнулись причудой эволюции... Кристаллиты - живые, растущие, урожайные и даже назойливые как сорняк... камни. В отличие от привычных растений, субстрата они не разрушают, прикрепляются с прорастанием не глубже миллиметра. Усваивают химию окружающей среды, поэтому бывают разных цветов, разной прочности и гибкости. Ну, что нового вы мне расскажете после этого про каменные сады?
Кроме ящеров и кристаллитов, особенностью растительного и животного мира Виррана можно назвать вмешательство человека. Атланты, преуспев в генной инженерии, балуются выведением искусственных пород с заданными качествами.

13:53 

Шила в жопе не утаишь.
Весна. Среднесуточная температура стремится к нулю, днём плюс-пальто, ветер с водяной крошкой. Во дворе стоит воды по локоть. Ночью паркетники причаливают к бордюрам, утрам мужчины вырубают колёса изо льда.
В посёлках Норсы первое время беженцев из Зэрэки было видно как на ладони. Во-первых, не щеголяли старожильским "Сабаш", да и полное название говорили по-южному - Норса-Бач. Во-вторых, штаны вешали сушить на улицу. Вот же наивные. Один хрен, приходилось заносить в маяжку, размораживать, а потом уж сушить.

04:16 

К вопросу гуро...

Шила в жопе не утаишь.
Улькиорру Шифера можно ебать в трахею... Ф.Ф

09:35 

Шила в жопе не утаишь.
03:48 

Городская стража

Шила в жопе не утаишь.
Силовая структура, подотчётная городскому правлению [кто кстати правит городом?].

читать дальше

03:02 

Шила в жопе не утаишь.
Всю ночь снилось, что я кого-то трахаю. Как зовут, не знаю, но симпатичный.

14:32 

К вопросу пиара.

Шила в жопе не утаишь.
Кисарь
а я рекламу придумал))) "дизайн - стандартный! мир - самопальный! инфа - мутная! амины - звери!"))) попруца хотя бы пазырить, чозанахъ)))
Ноэль)
*ROFL*
Ноэль
возьму на вооружение))
Кисарь
можно каэш и "админы - пидорасы!", но это как-то неполиткорректно Х)) хоть и верно Ф.Ф
Ноэль
ну зачем же так вот с порога)))
Кисарь
ну ладно, "админы - нагибают!" Х)
Ноэль
дык потом придут и требовать будут! )))
Кисарь
а админы не дадут! они же пидорасы!)))))))))

04:30 

Шила в жопе не утаишь.
- Ну расскажи что-нибудь, старик...
- Нечего рассказывать, - усмехнулся он мне. Наверное, той усмешкой, которая доводила до безнадёги меньше чем за секунду... Когда-то... - Троим стало нечего ловить вместе, и они разошлись каждый своей дорогой. Армагедец случился, на него посмотрели, а потом надо было приходить в себя и как-то жить дальше. Я так и не умер, - старый Сатана присел напротив меня на табурет и облокотился на угол стола. - Хотя должен был... Наверное...
Честно говоря, он не был стар. Будь он человеком, на вид ему не доходило бы и сорока. Просто был миг, когда он сбросил своё величие, и до сих пор учился ходить с тем, что оно не давит на плечи, не волочится позади и не путается под ногами.
- Не веришь? - спросил я.
- Не знаю... - кажется, он растерялся. - Представь. Я, дьявол, и чего-то не знаю... - Теперь он смотрел в стол, а мне было немного стыдно, что начал эту тему.
- Свобода - это кошмар! - вспыхнул он неожиданно, - Как вы только с ней живёте! Всё кончилось, всё - а дальше-то что?!
- Эй, дед! - я шатнулся от него. Мало ли что в сердцах выкинет дьявол? - Мне-то откуда знать! Может, троих соберу.
Он рассмеялся. Честно, по-настоящему. Я не считал свою идею такой уж смехотворной, но ладно, пусть бы забыл свою растерянность хоть на то время, пока смеётся... Жаль, что недолго. Умолк он вдруг, не постепенно, и уставился на меня, как будто от меня зависело спасти его ответом:
- А я?
- Боишься, что опять выпнут из песочницы? Трое, я, а ты не у дел?
- В прошлый раз я у этих твоих не у дел упарился! - с раздражением выпалил он. - Ещё и огрёб! Хоть вообрази, как голова раскалывается, если тебя проклинают миллионы ретивых придурков!

Коты прилетели

главная